logologo text

Автономная некоммерческая организация «Формирование городского экологического парка «Темерник»»

новости 2019

Река Гудзон показывает признаки оздоровления после того, как десятки лет была сточной канавой Нью-Йорка

15.08.2019

2019 08 15

Продолжаем знакомить вас с мировым опытом по восстановлению речных биосистем. На этот раз речь пойдёт об одной из самых знаменитых рек Америки – Гудзоне. На протяжении десятилетий её загрязняли промышленными и бытовыми стоками, но с помощью законодательства и очистки, жизнь в ней стала восстанавливаться. Оригинальный материал опубликован в газете Guardian в марте 2019 года.

 


Река Гудзон показывает признаки оздоровления после того, как десятки лет была сточной канавой Нью-Йорка

Присутствие больших осетров только один из индикаторов того, что река выздоравливает. Гудзон в Нью-Йорке сыграл ведущую роль в поддержке величия Америки ценой десятилетий ужасного загрязнения.
В июне 2018 года исследователи были шокированы тем, что обнаружили поразительные доказательства запоздалого восстановления реки. С помощью специального сонара ученые обследовали подводную жизнь реки, когда на экране устройства внезапно обнаружили атлантического осётра длиной 4,3 метра.
«Я подумал, что это уж очень большая рыба, и сразу отослал фото коллегам, – рассказывает Джон Мэдсен (John Madsen) из университета Делавера (University of Delaware). Обычно мы видим рыбу размером около трёх метров, а найти почти на метр больше это уже что-то. Все были удивлены и говорили, это невозможно, должно быть ты нас разыгрываешь».
Огромная рыба, вероятнее всего самка, возрастом около 80 лет, является частью популяции атлантического осётра из 450 особей. Они живут в нерестовой части Гудзона, расположенной примерно в 130 км к северу от Нью-Йорка.
Эта небольшая популяция является индикатором того, что река, сыгравшая ключевую роль в развитии Нью-Йорка и в более широком смысле США, восстанавливается. «Это вдохновляет. Знак того, что экосистема и рыба возвращаются. Не значит, что исчезли все проблемы, но река пребывает в лучшей форме, чем раньше», говорит Мэдсен.
Гудзон, голубая лента воды длиной более 560 км, берёт свое начало в горах Адирондэк (Adirondack Mountains) и впадает в Атлантический океан в гавани Нью-Йорка. Именно он обеспечил экономический рост и города и США как ключевая судоходная артерия, особенно после строительства в 1825 году канала Эри (Erie canal), соединившего реку с Великими озерами (Great Lakes).
Было углублено русло, что позволило ускорить прохождение больших судов, но вымыло множество мелководных экосистем, которые и обеспечивали красоту реки.
Почти сразу же, как Гудзон начал обогащать Америку, он стал и прародителем первого экологического движения в стране, поскольку средний класс нью-йоркцев осудил вырубку окружающих лесов на западном берегу, которые использовались как стройматериал. Даже появилась гудзонская школа живописи, которая писала пейзажи осквернения природы.
Загрязнение еще больше ухудшилось после Второй мировой войны по мере возникновения тяжёлой промышленности на берегах реки. «Я помню Гудзон, полный стоков из канализации, отходов мясного производства, промышленной химии и тяжёлых металлов», – вспоминает Френсис Данвелл (Frances Dunwell) автор и координатор речной программы Департамента экологической сохранности Нью-Йорка (New York’s department of environmental conservation (DEC)). «На свой страх и риск люди плавали в реке и ловили рыбу. Но у рыбы был вкус нефти». 
Фабрики, производившие бумагу и автомобили, сбрасывали в реку нефть, тяжёлые металлы, растворители, промывочные жидкости и краску. Речные протоки были почти мертвы, рыба там страдала от отсутствия кислорода в воде. «– В конце 70-х рыбаки в нижнем течении реки могли вам сказать, каким цветом сегодня красили машины в General Motors, просто глядя на свои сети», говорит занимающийся проблемами Гудзона последние 40 лет Джон Кронин (John Cronin), бывший рыбак, ставший экологом, академик университета Пейс (Pace University).
Восстановление Гудзона началось с момента, когда местные экологические активисты стали обращаться в суды и в федеральное правительство, чтобы остановить загрязнение. Акт Чистой воды (The Clean Water Act) обуздал практику случайных сбросов токсинов, а падение уровня производства в регионе избавило реку от основных загрязнителей.
Но некоторые проблемы остались. Электростанции, забирающие воду из Гудзона для охлаждения, в год убивают миллионы рыб. «– На самом деле, это механизированные рыболовы», говорит Кронин. Между тем, Агентство по защите окружающей среды продолжает считать около 360 км Гудзона особо заражённой зоной, из-за наличия там большого объёма полихлорированных бифенилов.
Чтобы решить проблему с ними, General Electric в течение пяти лет очищал речное дно, хоть и не доказано, что это помогло. «Уровень заражения, как ила, так и рыбы остаётся критический высоким», признал в январе 2018 года Бэзил Сеггос (Basil Seggos) глава Департамента экологической сохранности Нью-Йорка.
Тем не менее, плавание и каякинг на Гудзоне сейчас намного безопасней, чем это было несколько десятилетий назад. А выживание осётров предполагает возможность возрождения полностью функциональной экосистемы. Наибольшая угроза находится во многих километрах к югу – в Вашингтоне: администрация Трампа предлагает снизить требования Акта чистой воды и облегчить правила сброса стоков с электростанций.
«– Нет никаких сомнений, что Гудзон стал чище, снизилось число загрязнителей, говорит Кронин. Это история экологического успеха, но это не законченная работа. Недостаточно просто перестать загрязнять, необходимо восстановить экосистему, может, вы и плаваете в Гудзоне, но плавают ли там рыбы, лягушки, черепахи? Требования и нормативы Акта чистой воды с годами устарели. Прямо сейчас нам необходимы более жёсткие и амбициозные законы, но Конгресс и администрация президента, наоборот, заинтересованы в ослаблении действующих»

Поддержка создания и обслуживания сайта: bank vozrozhdenie logo
OP