logologo text

Автономная некоммерческая организация «Формирование городского экологического парка «Темерник»»

новости 2020

Никакой рыбалки на протяжении 500 миль: река, которая остаётся чистой, протекая сквозь Индию

15.06.2020

Пока Ганг по-прежнему священная, но очень грязная река, чистые, но «проклятые» воды Чамбала остаются для местных жителей благословением. Хладнокровные гавиалы, разновидность крокодила, живущие только в Южной Азии, ловят последние теплые минутки дня, пока закатное небо над Чамбалом окрашивается в малиновый цвет. Два шакала и дикая кошка прорываются сквозь заросшие тёрном овраги, обрамляющие темно-синие воды, а над ними скользит желтоклювый индийский водорез. Оригинал опубликован в 2019 году в газете «The Guardian»

2020 06 15

В храме деревушки Нагдаван местный священник Кайлаш Нарайян Шарма рассказывает, что он часто ходит на берег Чамбала, но не для того, что бы молиться. Для духовных практик общительный 71-летний человек предпочитает несколько часов путешествовать к берегам более известного Ганга или его притока Ямуны. В перерывах между затяжками из своей трубки, Кайлаш Нарайян Шарма объясняет, почему Чамбал процветает в своём биоразнообразии. — Ганг и Ямуна, святые реки, но они очень загрязнены, в то время как Чамбал не священен, но зато он здоровый. Чамбал петляет на протяжении более 500 миль (805 км) через центральную и северную Индию, являя собой резкий контраст по отношению к остальным катастрофически загрязнённым рекам страны. Например, Гангу, который премьер Нарендра Моди поклялся очистить, но так до сих пор и не сдержал своей клятвы. Разница эта корнями уходит в тысячелетия бесславия. В отличие от священного Ганга, Чамбал и его берега традиционно считаются проклятыми и опасными местами. Эпос Махабхарата один из многих источников, рассказывающих об античных проклятьях и ужасной реке, в которой течёт кровь убитых коров. Негостеприимный ландшафт и крутые овраги сделали в прошлом эти места раем для самых разных бунтарей, мятежников и криминальных банд. Это обеспечило обильную пищу для сплетен в местных кофейнях и вдохновляло сценаристов Болливуда. Но это печальное прошлое для реки Чамбал стало спасительной благодатью. Благодаря ему, на берегах не строили города и производства, а только выращивали пшеницу и пасли скот, что обеспечило бережное отношение к ресурсам. В 1979 году правительство Индии объявило участок реки длиной в 250 миль национальным заповедником, чтобы восстановить исчезающую популяцию гавиалов, и увеличить её с пары сотен до нескольких тысяч. 20-летняя Намрита Шарма, племянница Кайлаша, говорит, что раньше она жила в страхе от того, что река протекает так близко. Сейчас она этим гордится. — Мы слышали разные истории от отцов дедов, но когда мы были маленькими, здесь было очень мало живности. Сейчас же с каждым годом всё больше и больше. Что же касается Ганга, то экоактивисты говорят, что Моди даже ни приблизился к своей цели очистить реку в 2020 году, несмотря на то, что на проект выделено 200 млрд рупий. В священную реку Индии по-прежнему поступают неочищенные стоки всех видов, и ПДК вредных веществ превышены в разы. Тот небольшой комфорт, которым наслаждаются миллионы, живущие на Ганге, возможен только благодаря Чамбалу, который признан относительно чистым. — Его воды снижают загрязнённость Ямуны, когда обе реки смешиваются и через 180 миль впадают в Ганг, говорит экоактивист Ракеш Ясвал из общества «Экодрузья». — К моменту впадения в Чамбал, Ямуна в буквальном смысле является сточной канавой, а затем вы видите бурлящую воду Чамбала, рассказывает Ану Дилон Сингх, ученый-эколог, живущая в небольшом домике на берегу. По её словам, местные жители должны быть благодарны мрачному прошлому региона. «Это то, что помогло реке выжить, никто из Дели не рискнул бы построить здесь цементный завод» 26-летний фермер Чоти Лал, пришел на берег Чамбала, чтобы собрать сочную дикую траву, их которой он вьет веревки для транспортировки урожая и дров со своего поля домой. — Когда я был маленький, я боялся сюда приходить, сейчас же — нет, рассказывает он. Здесь нет бандитов, мы можем спокойно пасти скот, собирать хворост, тогда же это было не безопасно. Короткая поездка к северу, на Ямуну, ярко показывает разные судьбы этих рек. Пилигримы собираются в группы, чтобы совершить паломничеств к белым храмам, стоящим на берегу в городе Батешвар, одном из религиозных центров Индии. Ниже накапливается мусор: поросшая мхом сандалия, обрывки пластиковых сумок и мертвая черепаха, колышущаяся в тёмной воде. Местный 70-летний фермер Рам Хайлади озабочен состоянием Ямуны: " — Мы не пользуемся водой из реки, иногда мы туда загоняем скот, но не купаем, потому что вода там очень грязная". Любопытно, но на самом Чамбале всё больше знаков о том, что беспокойство насчёт проклятия исчезает. 65-летняя Раджикумар Ратор один из тех, кто не боится войти в реку для различных религиозных церемоний, например дня рождения Ганеша, во время которого в реке купают статуи бога с головой слона. — Когда бы фестиваль ни проходил, мы пускаем статуи по реке, рассказывает женщина. Хотя сами по себе фестивали наносят ущерб рекам, забивая их не разлагаемым материалом. Другие местные жители говорят, что сама по себе защита реки даётся им определённой ценой, поскольку статус заповедника накладывает ограничения на некоторые виды деятельности. Например, здесь запрещена рыбалка, фермерам не разрешается использовать электрические насосы при орошении полей. — Для сравнения, 10 или 20 акров внутри заповедника дают урожая меньше чем один акр за его пределами, — рассказывает Даршан Сингх. Мы пытаемся прожить на доходы от фермерства, но все равно страдаем. Удайир Сингх, глава деревни Нагдаван, говорит, что здоровье реки стало благом для местных жителей, поскольку у них стали появляться дороги, электричество и туалеты. Но правительству необходимо обеспечить жителей займами и другими мерами поддержки для того, чтобы люди, живущие вдоль реки, процветали вместе с ней.— Это хорошо для экологии, держать реку чистой. Но доход людей во многом зависит от реки, — считает он.

Поддержка создания и обслуживания сайта: 
OP