logologo text

Автономная некоммерческая организация «Формирование городского экологического парка «Темерник»»

новости 2020

После «золотой лихорадки»

30.09.2020

Мы уже публиковали путевые записки Пола Салопека, человека идущего по пути распространения нашего вида. Сейчас он находится в Юго-Восточной Азии, пройдя Мьянму. Вот его заметки о добыче золота на реках. Оригинальный материал опубликован в журнале «National Geographic»  23.06.2020.

2020 09 30 2

В Мьянме истощённый золотой запас предсказывает конец глобальной индустрии. Когда идёшь пешком через весь свет, встречаешь людей, вовлеченных в различные повторяющиеся занятия: воспитание детей, ремонт машин, заваривающих чай, сажающих поля, снимающих видео для ТикТока, моющих золото. Присущая нашему виду жажда золота продолжается без устали и остановки с начала времён человечества. На моём пути из Африки длиной 11 тысяч миль, я встретил современных золотоискателей, которые в Грузии взрывали шахты Бронзового века, возрастом 5 400 лет, чтобы выжать из гор остатки золота. Я останавливался в кочевом племени старателей, которые в поисках блестящих крупинок просеивали грунт необитаемых гор Пакистана. И позже, в Мьянме, я встретил пару средних лет — Тан Гве и До Ту, которые вручную промывали тонны речного гравия в поисках сияющей частички. " - Большую часть времени я рыбак, рассказывает глава семьи Тан Гве, а это просто для того, чтобы заработать чуть больше на еду«. Его жена До Ту добавляет: «- мы бедные люди, у нас шестеро детей. Торговец золотом иногда дает нам рис авансом, когда у нас совсем нет денег». Какова их награда за их типичный изнурительный ежедневный труд на душных влажных берегах реки Чиндвин? Несколько крупинок стоимостью, в лучшем случае, порядка трех долларов. Мьянма, также известная как Бирма, совсем не Эльдорадо (сегодня первое место по добыче золота в мире занимает Китай). Здесь есть промышленные рудники, но большая часть золота добывается кустарно, в муравьиных дозах, армией нищих старателей с минимальным оборудованием. Они пользуются деревянными шлюзами, покрытыми мотками искусственного торфа, чтобы уловить мельчайшие золотые частички. И эта технология не меняется тысячелетиями. Она напоминает древнегреческий миф о Ясоне и аргонавтах, где золотое руно использовалось в тех же целях. Золотоискатели Мьянмы сами себя делят на две группы «коне-мьюу», что значит «моющие на суше», что требует выкапывания ям, и «йе-мьюу», что значит «моющие в воде». Зачастую это сезонная и кочевая работа. Старатели сталкиваются со всеми угрозами экологии, преимущественно воздействием ртути. Исследование 2015 года показало, что золотоискатели Мьянмы имеют в своем теле вдвое больший фоновый уровень ртути, которая используется при амальгировании золота. Также золотодобыча отравляет воду и рыбу таких рек как Чиндвин. Золото блестит почти везде в ландшафтах Мьянмы. Оно в позолоченных шпилях буддистских ступ, которые высятся над каждым городком и деревней. Как говорят, в торговой столице, Янгоне, знаменитая пагода Шведагон, обшита 60 тоннами золота, что превышает объём всего золотого запаса страны. «Шведагон вырастает как роскошная, сияющая золотом, нежданная надежда в тёмной ночи души», писал Сомерсет Моэм в 1930 году. Я иду на восток от берегов Чиндвины. В плотном тропическом лесу, вдоль пустой грунтовой дороги, я останавливаюсь у коммерческой лавки, которых я никогда не видел ранее в столь отдалённых местах. Стучит дизель-генератор, пустая барная стойка предлагает холодные напитки и меню на двух страницах. Полки прогибаются под тяжестью экзотических для этих мест товаров: репелленты от комаров, батарейки, суперклей, рубашки в упаковке, упаковки чечевицы, лак для ногтей, энергетические напитки, виски и сотни других товаров. Ни один из этих товаров мои знакомые старатели Тан Гве и До Ту не могут себе позволить. Этот рог изобилия — последняя реликвия процветания времён золотой лихорадки. «- Она случилась три года назад, — рассказывает Хинь Мон, один из сидящих в баре старателей. Сюда приехало от 400 до 500 человек, которые создали новую деревню. А затем золото кончилось». Бамбуковые хижины шахтеров искрошились в труху. Владелец бара надеется, что ему удастся распродать остатки товара проезжающим грузовикам. Крепкий мужчина лет 40, Мон говорит, что он тоже хотел бы уехать. На самом деле, не осталось места для «надежды в тёмной ночи души» для золотодобычи. И не только в Мьянме, но и повсюду. Эксперты считают, что запасы доступного золота на планете исчерпаны. За десятилетия основные месторождения истощились, и индустрия полностью погибнет в течение 20 лет, считают геологи. Ну и, кроме того, все золото можно всегда использовать вторично. Я желаю Мону успехов, и выдвигаюсь в сторону Мандалая, неся свою собственную часть этого бремени — 1/35 часть грамма золотых контактов в моём мобильнике.

Поддержка создания и обслуживания сайта: 
OP

26 октября состоится подведение итогов Первого экологического конкурса
2020 10 26